Эти имена прославили комсомол

История возникновения комсомола в станице Орловской. Участие комсомольцев в создании первых коммун Орловского района. Воспоминания комсомольцев 20-х годов

Первая ячейка комсомола в станице Орловской была организована в 1920 году. Инициатором создания ячейки стал демобилизованный из Красной армии молодой коммунист – Фирсов Николай Яковлевич, который  вел активную агитацию среди молодежи о комсомоле. Партийный комитет станицы очень быстро откликнулся на новую инициативу. В тот же день партком утвердил организационное бюро комсомола в волости в составе Меркулова Н.И., Фирсова Н.Я. и Егорова П. Секретарем центральной ячейки комсомола рекомендовали утвердить Фирсова Н.Я. и определили задачи. Основная задача, решаемая комсомольцами района, состояла в возобновлении работы школ, ликвидации безграмотности и просвещению населения. Не менее важной задачей была поддержка продотрядов и борьба с бандитизмом.

Для работы комсомольцам в станице Орловской были выделены крупные здания: дом промышленника Бурова, здание кинотеатра и временно дом купца Солохина. Первое собрание актива молодежи прошло 21 марта 1920 года (3 апреля по старому стилю), на котором и была создана комсомольская организация  и написан первый протокол комсомольской ячейки. На собрании присутствовало 14-15 юношей. В комсомол были приняты Меркулов Николай, Фирсов Николай, Полухин Стефан, Швыдкий Георгий и Егоров Павел.

Совместно с Николаем Яковлевичем активно работали местный учитель Арсений Петрович Кудинов и деятель культуры Николай Иосифович Меркулов. Силами комсомольцев организованно более двадцати школ в различных хуторах волости, которые содержались за счет местного населения. Кроме того комсомольцами велась активная просветительская работа, организовывались красные уголки, избы-читальни появились во всех населенных пунктах.

Вторым важнейшим направлением деятельности ячеек ВЛКСМ стало развитие художественной самодеятельности и активного досуга в станице и хуторах. В станице Орловской работали кружки, имелся струнный оркестр, которым руководили комсомолец Георгий Данилович Швыдкий и Николай Иванович Безуглов. В здании бывшего магазина, в центре станицы работал Рабоче-крестьянский театр имени Н.К. Крупской.

В двадцатые годы в станицу Орловскую из Донбасса на постоянное место жительства приехал молодой паренек Дима Кузнецов. Он был сирота и в станицу Орловскую приехал к своему дедушке. Здесь в 1924 году он вступил в ряды ВЛКСМ и многие годы своей дальнейшей судьбы связал с комсомолом, став профессиональным комсомольским работником. Позже свою комсомольскую юность в станице Орловской он опишет в своей повести «Трудная юность», М. 1969 г.

В 1927 году Дмитрий Евгеньевич Кузнецов работал 1 секретарем РК ВЛКСМ Орловского района.

В своих воспоминаниях он пишет: «Когда коммунистическая партия на своем 15-ом съезде взяла курс на коллективизацию сельского хозяйства, комсомольцы станицы Орловской изучали и обсуждали решения съезда  на политзанятиях и комсомольских собраниях. Пожалуй, все комсомольцы были убеждены в том, что единственный путь подъема экономики – это коллективизация. Нам казалось, что самый прямой и самый близкий путь к коммунизму лежит через коммуну.  После 1928 года все зажиточные хозяева уволили своих батраков, у нас в станице насчитывалось немало безработных парней и девушек. С ребятами было проще, многие уехали на строительство завода «Ростсельмаш», а девушкам некуда было идти. И поэтому, обсуждая создавшееся положение на бюро, мы приняли решение: создать молодежную сельскохозяйственную коммуну. К зиме в коммуну записалось человек 30, мы провели организационное собрание, избрали правление, присвоили коммуне звание «Молодая гвардия». Коммуну зарегистрировали и начали обзаводиться инвентарем. Надо было сразу же позаботиться о благоустройстве батраков. Районный финотдел  конфисковало дом у торговца Киселева за неуплату налогов. Дом поступил в собственность комитета крестьянской взаимопомощи, который и передал его коммуне. Там мы разместили  часть коммунаров. Практически у коммунаров почти ничего не было: две или три пары быков да несколько коров. Государство предоставило нам кредит десять тысяч рублей, за которые мы купили лошадей, технику и два дома. Участок земли, выделенный станичным правлением, находился в углу между балкой Двойной и балкой Поповой возле х. Каргальского. Пришла весна, в район прибыли трактора, и коммуна получила 5 штук. Начали пахать землю. Это было величественное зрелище, пахали всё в одну борозду, засеяли 200 гектаров чистой сортовой пшеницы, всходы получились чудесные. Наша пшеница была предметом зависти окрестных хлеборобов. На наши поля приходили как на экскурсию. Но радовались мы не долго. Град побил все всходы, и мы остались без урожая. И все же коммунары не пали духом. У нас было больше 1000 гектаров земли. Мы рассчитывали на сенокосы. И так вышли из трудного положения. В начале 30-х годов коммуна влилась в станичный колхоз. Вспоминая боевые дела комсомольцев 20-х годов хочется назвать имена тех, кто беззаветно служил комсомолу станицы Орловской. Это – секретарь школьной ячейки Фёдор Фоменко, бывший секретарь станичной ячейки Стефан Куркин, непременный участник художественной самодеятельности Поля Синельникова, Костя и Николай Куприяновы, секретарь железнодорожной ячейки Алексей Скарга, Александр, Настя и Катя Коваленковы. Живы в моей памяти станичные пролетарии, непримиримые борцы с кулачеством Иван Уколов и Иван Гузенко, Елена и Шура Шевченко, Григорий и Женя Полупановы, Яков Безуглов и Илья Степанов, Таня Сулакшина и Иван Кухтин.

Не менее интересные воспоминания оставил комсомолец 20-х годов, житель хутора Островянского Н.Е. Гасанов.

«В первые годы строительства социализма в нашей стране каждый из нас считал за большую честь быть комсомольцем. По уставу Союза молодежи двадцатых годов учащиеся из крестьян принимались в комсомол после прохождения полуторагодичного кандидатского стажа. Вступающий в ряды комсомола должен был иметь 5 рекомендаций или поручителей, знающий его не менее года по совместной работе. Право носить на груди комсомольский значок КИМ (коммунистический интернационал молодежи) заслуживали лучшие из лучших. Прием в ряды комсомола проходил при большой требовательности. Например, мне задано было около 20 вопросов.

Мы проводили большую общественную работу. Каждый комсомолец должен был обучить 2-х неграмотных. Был организован антирелигиозный кружок, где ежедневно проводились занятия. В борьбе с религиозными предрассудками комсомольцы проявили особую активность и находчивость. Так, мы с Борисом Черноусовы установили на рынке телескоп и показывали небесные светила крестьянам, собравшимися на базарный день из окрестных деревень. И как ни пытались иные верующие увидеть в телескоп Бога, так и не увидели, зато увидели много интересного. За эту инициативу нам совет общества «Безбожник» вручили похвальные грамоты и подарки».

Интересные воспоминания о коммуне им. Ленина, организованной в 1921 году, оставил комсомолец 20-х годов, житель х. Каменная Балка Орловского района В. Онучкин.

«Коммуна им. Ленина организовалась на хозяйственной базе коннозаводчика Т. Пишванова. В наследство бедняка достались несколько десятков лошадей, разбитые телеги  да вольные ковыльные степи. Но никаких трудностей не страшились молодые хозяева земли, да и кадры подобрались сильные – 5 коммунистов и 17 комсомольцев. Дружно взялись коммунары восстанавливать хозяйство удравшего хозяина. Работать приходилось не жалея сил и времени. Распахали и засеяли пшеницей около 800 га земли, а количество донских рысаков довели до 1000. Стране нужен был хлеб, Красной Армии – дончаки. В те годы рыскали по степным балкам и камышам Маныча банды белоказаков и богатых кулаков. Они всячески мешали строить новую жизнь коммунарам, поэтому до 1930 года в коммуне была боевая дружина. В состав её входили все комсомольцы, которые с оружием в руках не раз отстаивали своё хозяйство. В несении наблюдательной службы участвовали также и пионеры, руководимые комсомольцем Николаем Стрюковым. Они вели наблюдения с дозорных вышек, которые были расставлены вокруг владений коммуны, и когда обнаруживали в степях подозрительных конников, били тревогу.

Днем комсомольцы трудились, а по вечерам занимались общественной работой. Комсомольцы оборудовали красный уголок и назвали его «Культурный очаг». Здесь же был организован антирелигиозный кружок, которым руководил Н. Озеров. Комсомольцы выписывали журнал «Безбожник» и читали его членам коммуны. Здесь же работали кружки художественной самодеятельности, кружок по изучению санитарного дела, кружок «Осоавиахима». Инициативным организатором был групп комсорг Фёдор Беличенко. Сам он во всех отношениях был образцом и требовал того же от других. Даже за нецензурное выражение полагалось наказание. В памяти моей встают образы лучших комсомольцев – коммунаров: А. Приблуднова, А. Князева, М. Голубнякова, братьев Александра и Анатолия Борисенковых, М. Ковалевой, М. Колесниковой, П. Белых».

Нельзя равнодушно читать воспоминания коммунаров из коммуны «Новая жизнь» (х. Каменная Балка)

«28 марта 1920 г. банда Андриянова подвергли лютой казни трёх юных коммунаров Припутного Георгия – 17 лет, Лысенко Никиту – 30 лет, Дышлова Ивана – 33 года, вёзших 3 подводы семенного зерна в коммуну. Их настиг крупный конный отряд повстанцев, схватка была недолгой. По рассказу пойманного впоследствии одного из повстанцев, Иван Дышлов, после того, как у него закончились патроны, стал отбиваться ружьём, хотя уже был несколько раз ранен. Тяжелораненому, ему выкололи глаза и оставили умирать в степи. Их обнаружили коммунары и привезли в коммуну.

Крупные отряды бандитов  в станицу Орловскую  не заходили, но почти каждую ночь в станице звучали выстрелы. Это местные повстанцы стремились разделаться с представителями новой власти, с комсомольцами, милиционерами. Круглосуточно несли службу милиционеры и их помощники. Особое внимание также уделялось и дежурству на железнодорожной станции. За этот участок службы отвечал комсомолец Швыдкий Георгий.  В любой момент поднимались бойцы особых отрядов на борьбу с повстанцами. Так, например, в начале мая 1920 года отряд повстанцев из 21 человека пытался разгромить волисполком. Но подоспели милиция и комсомольцы, патрулировавшие по станице, открыли огонь, повстанцы ушли в степь».

Как показала жизнь в дальнейшем, коммуны экономически не оправдали себя.  Нужно ли было организовывать коммуны в тот определенный исторический период или нет? Это вопрос, на который нет однозначного ответа. Каждый знающий историю нашей страны, имеет на это свое мнение. Но главное состоит в том, что поколение молодежи, прошедшее школу коммунаров стремилось к знаниям, научилось в трудных условиях жизни помогать ближним честно и преданно служить стране.

(Комсомольцы 20-х годов станицы Орловской Бурлуцкий Семен и Мыцык Евдокия.)